18+

BritShow.com

Кино, ТВ и театр Великобритании

Пт24032017

Время в Лондоне сейчас:

Back Вы здесь: Home Интервью Том Хиддлстон о Кориолане

Том Хиддлстон о Кориолане

Почему вы решили взяться за роль Кориолана?

Пьесу мне принесла режиссер Джози Рурк. Вообще-то, эту пьесу не так часто ставят: наверное, потому что она трудная, очень напряженная, в ней поднимаются непростые политические вопросы.

Людям трудно сопереживать Кориолану, потому что он упрямый и надменный персонаж. Гамлету легко сочувствовать, у Отелло есть много достоинств, смотреть на то, как старик сходит с ума в «Короле Лире» - всегда трагично. Кориолан же считается неприятным и холодным, но я вижу в нем и человеческие слабости. Он блестящий полководец, и, когда он возвращается с войны, его подталкивают к политической карьере. Это не могло не закончиться катастрофой. Роль политика требует гибкости, умения идти на компромиссы и лгать в незначительных вопросах, а он не может так поступать. Он слишком горд и упрям; его вера в честь идет вразрез с тем, что от него ожидается. Вот из-за чего возникает конфликт в пьесе. Кориолан – такой, каким вы его видите; даже если вы с ним не согласны, ему нельзя отказать в чувстве собственного достоинства.

К тому же мне показалось, что многие политические аспекты этой истории сейчас очень актуальны: например, власть народа и изменчивость толпы. Они меняются, стоит ветру подуть в другую сторону, а Кориолан, по крайней мере, постоянен.

Как вы начали готовиться к этой трудной роли – и психологически, и физически?

Прежде всего, я выучил пьесу от и до. Слова – ключ к каждой роли, а в «Кориолане» они определяют голос, манеру героя, даже его сердцебиение. Чем больше я изучал пьесу и погружался в нее, тем больше у меня возникало вопросов. Почему он так зол? Почему он так ненавидит людей?

Мне предстояло отыграть семьдесят спектаклей, по восемь в неделю, так что требовалась серьезная подготовка. Психологически мне был нужен отдых, потому что масштаб страстей в шекспировских пьесах всегда выматывает. Также была нужна физическая подготовка. Кориолан – воин, и зрители должны видеть, что он был на войне, и умеет сражаться. Я постарался сделать свое тело как можно сильнее: увеличил физические нагрузки, рано ложился спать, пил много воды. Я погрузился в образ и старался избегать отвлекающих моментов. Создание новой, свежей интерпретации для новой аудитории требует сосредоточенности от каждого члена команды.

Как вы справляетесь с физическими требованиями роли?

Безусловно, я больше бегал и делал дополнительные силовые упражнения. Мы тренировались с нашим координатором Ричардом Райаном. Большинство поединков у нас с моим коллегой, Хэдли Фрейзером. В первый день мы старались щадить друг друга, но постепенно мы стали больше доверять друг другу и смогли бить друг друга сильнее. Ты становишься сильнее, и твое тело привыкает, так что тебе уже не так больно.

У Кориолана много грима – как это помогает вам вжиться в роль?

Грим крайне важен, потому что в тексте пьесе прямо говорится о следах ран, синяках и шрамах на теле Кориолана. В пьесе есть сцена, когда он отказывается показывать свои раны народу на площади, хотя именно этого от него и ждут, если он хочет быть политиком. Эти раны очень важны, поэтому мы добавили сцену, когда Кориолан быстро принимает душ, и ему очень больно; и зрители могут видеть, насколько он изранен. Для этого мое тело покрывают гримом из краски, латекса и сценической крови; на это уходит около часа. Это потрясающе, потому что когда я обнажаю свое тело и раны, я слышу, как аудитория вздрагивает. Это очень важный момент, потому что потом, когда он стоит в сенате, зрители верят, что у него есть право там находиться.

Как вы готовитесь к выходу на сцену?

Когда спектакль начинается в 7:30, я прихожу в театр в 4:30. Сцена боя в «Кориолане» очень сложная, поэтому мы должны размяться, мы репетируем ее каждый вечер. Около семи мы делаем психологическую разминку. Большинство актеров считает, что перед спектаклем нужно избавиться от своего «дня», я никогда не мог просто взять и выйти на сцену. Вы могли поругаться со своей девушкой или парнем, или отпраздновать чей-то день рождения, или еще что-то. Очень важно очиститься от всего, что произошло; это не должно влиять на вашу игру. Кориолан впервые появляется на сцене, охваченный гневом, так что я должен погрузиться в нужное настроение. Иногда я слушаю «Планеты» Холста или бегаю вверх-вниз по пожарной лестнице, а иногда я уже и так в этом настроении!

В чем трудность этой роли?

В конечном итоге, самым трудным было воплотить суть его личности. Тяжело каждый день передавать силу его ярости. Он полон гнева – в пьесе есть строки, которые описывают его состояние, например: «Милосердия в нем столько же, сколько молока у тигра». Каждый вечер я должен рычать.

Как вы избавляетесь от этого гнева, когда уходите со сцены?

Смерть Кориолана в конце пьесы убедительна и окончательна. Все, чем он являлся, умирает вместе с ним. К тому же, в конце пьесы в нем пробуждается сострадание, эта неожиданная мягкость и беззащитность оказывают терапевтический эффект. После спектакля я долго принимаю душ и смываю кровь. К тому времени, когда я вываливаюсь из театра на Ковент-Гарден – с его толпами и мигающими огоньками – я уже оставил роль позади.

Расскажите о том, что вам нравилось во время репетиций.

В труппе есть очень веселые, умные люди. Иногда на то, чтобы познакомиться поближе, уходит время, а иногда сходу начинаешь доверять другим актерам. Во время разминок мы играем в дурацкие игры, и нам очень весело. Но я всегда лучше всего помню моменты, когда что-то идет не так во время спектакля. Когда играешь современную пьесу, можно перепутать слово или реплику, но с Шекспиром все остальные актеры понимают, если ты переврал слова, и пытаются удержаться от смеха – потому что если начать смеяться, это все. Такие моменты я люблю больше всего.

Расскажите о самом ужасном/веселом моменте на сцене.

Вот как раз вчера во время спектакля: у нас с Хэдли поединок был в разгаре, и тут меч сломался пополам. Пришлось перейти к рукопашному бою. В итоге все получилось хорошо: в зале был Дэмиен Льюис, он решил, что так и было задумано.

Какие пьесы Шекспира произвели на вас первое впечатление?

Сложно выбрать; их было так много. В 1998 году я видел Саймона Рассела Била в «Отелло» Сэма Мендеса, и он был потрясающим. Мне было 17 лет, и я считал, что Шекспир – это сухие слова на бумаге, но Саймон произносил слова так, как будто он их не придумывал. Это заставило меня задуматься, я не мог поверить, что это Шекспир – в тот момент я понял, что его пьесы надо играть, а не просто читать. Я очень хорошо помню фильм База Лурмана «Ромео и Джульетта». В 1996 году мне было 15 лет – как раз целевая аудитория этого фильма – и он произвел на меня глубокое впечатление. Даже сейчас я не могу смотреть «Ромео и Джульетту», не вспоминая этот фильм – для меня они неотделимы.

(с) Harper's Bazaar

Комментарии   

 
+1 # eires 04.02.2014 14:42
Цитата:
он решил, что так и было задумано.
прелесть какая:)) я тоже люблю такие моменты, особенно когда видишь их в живую и понимаешь, что все совсем не так задумано :))
интересное интервью, спасибо большое! :-) Том, конечно, большущий молодец! *сердечко*
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить