18+

BritShow.com

Кино, ТВ и театр Великобритании

Вс28052017

Время в Лондоне сейчас:

Back Вы здесь: Home Статьи Признания Бенедикта Камбербэтча

Признания Бенедикта Камбербэтча

Звезда с обложки нового номера журнала «Голливуд Репортер», посвященного новому списку «А», герой четырех выходящих осенью фильмов, в том числе потенциальных номинантов на всевозможные награды «Август» и «Пятая власть», рассказывает, как его похитили под дулом пистолета, что он думает слухах насчет «Звездных войн», и о повышенном внимании к своей персоне: «Он голубой? Не может долго быть с одним человеком? И прочие идиотские спекуляции».

Я уже сорок пять минут беру интервью у Бенедикта Камбербэтча, и, если честно, получается не очень.

37-летний английский актер сидит, сгорбившись, в крохотном трейлере; худой, одетый в костюм современного Шерлока Холмса; невероятного голубого цвета глаза высматривают потенциальную угрозу. Он презирает подобные встречи с прессой, особенно когда они отрывают его от съемок сериала BBC «Шерлок», которые сегодня проходят на базе министерства обороны возле Кардиффа.

Воздух разрывает треск выстрелов – это настоящие английские солдаты готовятся к возможной войне; неспокойная обстановка на Ближнем Востоке заставила Камбербэтча написать записку для папарацци, с призывом: «Езжайте делать фотографии в Египте и покажите миру что-нибудь важное». А сейчас он с неохотой сосредотачивается на другой проблеме: этом интервью.

Мы перескакивали с темы на тему – от его нового фильма «Пятая власть» (в котором он играет основателя Викиликс Джулиана Ассанжа) до его учебы в Харроу, одной из ведущих частных школ Великобритании, и юношеского увлечения театром. Вопросы вышли беспорядочные, ответы тоже. Актер справедливо обвинил вашего корреспондента в том, что он намеренно сбивает его с толку. Я на это сказал, что в своих ответах он напускает туману.

«Вы хотите сказать, что я пустослов, но это не так», - говорит он.

Я: «Я не говорил «пустослов»».

Камбербэтч: «Напускать туману» - значит отвлекать от правды».

Я: «Так далеко мы не углублялись».

Наступает неловкое молчание.

По взаимному согласию мы возвращаемся к началу, и, как ни странно, все меняется. Внезапно Камбербэтч полностью включается в разговор, точно с него сошла вся колючесть Холмса; он открывает гораздо более нежную и эмоциональную сторону своей натуры, рассказывая о самом страшном эпизоде своей жизни: почти десять лет назад его похитили под дулом пистолета.

«Мы были в Южной Африке, в Квазулу-Натале, потрясающем районе к северу от Дурбана», - он вспоминает тот вечер в 2005 году, - «Мы с двумя друзьями возвращались на съемки мини-сериала «Путешествие на край Земли», после выходных. Было холодно и темно. Я отвратительно себя чувствовал. Нам было не по себе, все знали, что в этих местах ездить опасно. И тут – бац – лопнула шина. Мы достали запаску, но для этого пришлось вынуть из багажника все вещи. Мы были как живые мишени, как ходячая реклама – если не благосостояния, то материализма».

Пока друзья меняли шину, из темноты вышли шесть человек. «Они закричали: «Смотреть вниз! Руки за голову! Смотреть на землю!» Они стали обыскивать нас и спрашивать: «Где деньги? Где наркотики?» - а мы покурили немного травки – «Где оружие?» Я почувствовал резкий прилив адреналина. Я думал: «Б**, нам п***ц!»

Со слезами на глазах Камбербэтч вспоминает каждую леденящую душу подробность, рассказывая, как похитители увезли его и его друзей. Когда актер стал возмущаться, что у него онемели связанные руки и ноги, они вытащили его из машины и запихнули в багажник. Наконец, машина остановилась в безлюдном месте, и Камбербэтча швырнули на землю. Он был в ужасе. «Мне было страшно, по-настоящему страшно. Я спросил: «Что вы с нами сделаете? Вы нас убьете?» Я боялся, что меня изнасилуют, будут надо мной издеваться или пытать, постараются как-то показать свою власть надо мной при помощи насилия».

Наконец, без всяких объяснений, похитители отпустили своих жертв и растворились в ночи, и Камбербэтч заново открыл для себя, какое же это счастье – просто жить. «После такого начинаешь по-настоящему ценить жизнь», - говорит он. – «Это невероятно важно».

Затем колючесть возвращается, и он обрушивается на меня как на одного из тех парней [т.е. журналистов], которые наверняка не станут писать о том, как это было трогательно, когда совершенно незнакомый человек протянул к нему руки и спас его. «Я посмотрел в его черное лицо и заплакал от благодарности», - вспоминает он, снова возвращаясь к ценности жизни. «Пусть это клише, мне похрен». Бенедикт Камбербэтч - человек сложный.

Он отличается высоким интеллектом и крайней эмоциональностью, он смотрел смерти в лицо, но рискует жизнью из-за своих увлечений скайдайвингом и скоростными мотоциклами. Его преследуют женщины, но он остается одиноким и в некотором роде одиночкой, хотя много лет жил с английской актрисой Оливией Пуле, с которой познакомился, будучи студентом университета Манчестера.

В мгновение ока он способен превратиться из холодного, как лед в раскаленного добела, из преисполненного достоинства в полного возмущения. «Он воплощает в себе противоречия Джулиана Ассанжа», - говорит одна из партнеров студии «DreamWorks» Стэйси Снайдер. «Он классический и современный, руководствуется интеллектом и интуицией, привлекает вас, но иногда держит на расстоянии. Это делает его уникальным и невероятно завораживающим».

Камбербэтч говорит, что его интересует «трансцендентное» и называет себя буддистом (по крайней мере, в плане «философии»), но он может с такой же легкостью отказаться от всего этого, стать Холмсом и «представить, как инсценировать свою смерть».

Он живет в квартире на севере Лондона, которая, по его словам, обставлена одновременно в минималистском и эклектичном стиле («Я люблю свет; в доме нет ни одной комнаты без окна»). Он смотрит телевизор, в том числе «Во все тяжкие» и «Убийство», но не очень часто. Он восхищается Стэнли Кубриком, по которому в университете писал работу о том, «что несмотря на разнообразие тем, его взгляд на мир остается очень цельным».

Он любит музыку, особенно исландскую группу Sigur Ros. «Их музыка переносит меня в иные миры. Она рисует мысленный пейзаж, которым я вдохновляюсь. Она пробуждает во мне глубокие чувства».

Он кажется одновременно и частью нашего мира, и далеким от него, с его старомодной любовью к книгам (он превозносит роман Форда Мэдокса Форда «Конец парада», по которому был снят мини-сериал HBO, принесший ему номинацию на «Эмми») и презрением к интернету, где присутствует «чудовищная» злоба. «С ними нельзя выиграть. Это новый способ обижать слабых. По-моему, это очень мерзко».

До того, как в 2010 году «Шерлок» был показан на BBC с невероятно высокими рейтингами, и Камбербэтч за одну ночь превратился в любимца интернета, казалось, он обречен быть актером для актеров. Его хвалила критика за роль Стивена Хокинга в телефильме о знаменитом ученом, его отмечали в таких фильмах, как «Искупление» и «Боевой конь». Но современная версия героя Артура Конан Дойля вывела его на другой уровень славы.

Снайдер говорит, что в DreamWorks его считают одним из главных претендентов практически на любую роль, за исключением комедий. Его потрясающая способность к перевоплощению, а также тщательная подготовка к работе (он даже учился играть на скрипке перед съемками в «Шерлоке») сделали его одним из вызывающих наибольшее восхищение актеров.

Но требования славы ему по-прежнему чужды, и собственная привлекательность для поклонников кажется ему сомнительной. Он говорит, что ему кажется абсурдной идея окружить себя подаренными фанатами портретами: «Я сохранил парочку по-настоящему красивых рисунков, а остальные пришлось раздать. Я сказал фанатам: «Весьма польщен, но что мне с ними делать? Сами подумайте. Разве вам хотелось бы, чтобы по всей комнате были развешаны ваши изображения?» Это немного странно».

Одна из поклонниц перешла все границы и стала следить за Камбербэтчем дома из соседнего здания, сообщая в твиттере о всех его действиях: например, когда он снял одну рубашку и надел другую. Эта история его глубоко потрясла. Он пытается свыкнуться с таким вниманием, но, говорит он, «я еще в процессе. Только подумать, что кто-то знал обо всех моих действиях в течение дня и сообщал всему миру в режиме реального времени!».

К тому же, актер испытывает неловкость из-за того, как называют себя его поклонницы – Cumberbitches («Некоторые стали называть себя Cumbercollective; это все же не так оскорбительно»). Камбербэтч - звезда поневоле, звезда, которая еще не привыкла сочетать личную жизнь с публичной – эти две стороны жизни все больше переплетаются, ведь британские СМИ и интернет-тролли тщательно отслеживают каждый его шаг.

«Я не такой, как Холмс», - говорит он. – «Я не умею так все раскладывать по отдельным папкам». И добавляет: «Теперь меня преследуют вопросами: «Но он же хотел детей, а теперь не хочет? Он голубой? Не может долго быть с одним человеком?» Все эти идиотские домыслы. Наступает момент, когда я не выдерживаю. «Я сказал все, что хотел сказать»».

Если роль Холмса сделала Камбербэтча всемирно известным, то роль Ассанжа, которого он играет в «Пятой власти» может укрепить его звездный статус. Фильм выходит всего через несколько месяцев после фильма «Звездный путь: Возмездие», где он сыграл злодея и получил признание критики.

Камбербэтч услышал об этой роли «на чьем-то дне рождении. Я вышел на улицу, и оба моих агента [в Голливуде его представляет Билли Лазарус из UTA] позвонили с криками: «Ура! У нас отличные новости!» Я спросил: «Что? Что?» Я понятия не имел. А они ответили: «DreamWorks хочет предложить тебе роль Ассанжа»».

При подготовке к роли он сделал все, чтобы поговорить с Ассанжем. Хотя они ни разу не встречались лично, они общались «по электронной почте через знакомого», - объясняет Камбербэтч, опасаясь раскрывать подробности. – «Он очень не хотел, чтобы я снимался в этом фильме, а остальное останется между нами».

Похоже, что он с сочувствием относится к человеку, которого западные СМИ обливают грязью, и который сейчас живет в посольстве Эквадора в Лондоне, в то время как Швеция пытается добиться его экстрадиции по обвинению в сексуальном насилии. «Вот в чем дело: я испытываю глубокое уважение к Джулиану», - говорит он. – «Но я также уважаю потребность государств иметь секреты, они необходимы для существования западной демократии, и для борьбы с фундаментализмом. Не думаю, что Джулиан желает победы фундаментализму».

Интересы и действия Ассанжа продолжали быть в центре внимания СМИ и во время съемок фильма, основная часть которых проходила в Бельгии в начале года. «Когда играешь человека, который находится в эпицентре бури, внезапно начинаешь очень остро воспринимать именно этот мир, именно эти тревоги», - говорит Камбербэтч. «Постоянно появлялись новые сообщения [об источнике Викиликс - Брэдли Мэннинге]. Воздух все время был наэлектризован».

Наэлектризован был не только воздух, говорит режиссер Билл Кондон. «Возникла невероятная ситуация, когда актер заканчивает досъемочные репетиции и перевоплощается в Ассанжа, а в это время настоящий Ассанж умоляет его отказаться от фильма. Можете представить, под каким он был давлением. Но он разрешил эту ситуацию с невероятным изяществом и упорством».

Камбербэтч вырос в семье среднего класса в Лондоне, но учился в Хэрроу. Родители хотели, чтобы он стал адвокатом, хотя сами они актеры; но сын влюбился в их профессию за кулисами одного из спектаклей матери, Ванды Вентэм. Однако, вместо того чтобы с головой погрузиться в актерскую профессию после окончания учебы в Харроу – до того, как он начал изучать драматическое искусство в Манчестере – он провел несколько месяцев в тибетском монастыре.

«Иногда мне было очень одиноко, но в тоже время я чувствовал себя частью этого мира», - говорит он. – «Потрясающее ощущение, когда я впервые подумал: «Господи! Сколько же здесь всего происходит!»» Камбербэтч по-прежнему медитирует, но «всего лишь минут по десять раз в пару недель. Никакого графика. Но я стараюсь».

Непонятно, в каком направлении будет развиваться карьера Камбербэтча помимо «Шерлока» (он подписан на еще один сезон после нынешнего, но утверждает, что не знает, как долго будет продолжаться сериал). В любом случае, кажется неизбежным, что он станет одним из самых запоминающихся актеров Британии.

В его карьере уже были блокбастеры – «Звездный путь» и озвучка дракона Смауга в трилогии Питера Джексона «Хоббит», но он продолжает сниматься и в небольших проектах, где упор делается на характеры героев. Он появится в «Двенадцати годах рабства» (этот фильм был показан в Торонто наряду с «Пятой властью» и восторженно принят критикой) и в фильме Weinsten Co «Август». В первом он играет сочувствующего чернокожим рабовладельца, во втором – затюканного сына Криса Купера.

Хотя роль в «Двенадцати годах» небольшая, он произвел впечатление на режиссера Стива Маккуина. «В нем есть достоинство, правильность», - говорит он. – «Он настоящий джентльмен, каких сейчас мало. В нем есть что-то старомодное британское, не в смысле - консервативное, напыщенное, а нечто искреннее, доброжелательное. Такие люди редкость».

Камбербэтч говорит, что хотел бы сняться в фильме, который собирается поставить Гэри Олдман, но очень осторожно отвечает на вопросы о новых «Звездных войнах», несмотря на слухи, что он будет играть в этом фильме: «Не знаю. Кто знает, кто знает? Об этом ничего не известно. Я работал с Джей Джеем [Абрамсом, который поставил «Звездный путь» и сейчас занимается подготовкой к седьмой части «Звездных войн»]. Он-то, конечно, знает. Они знают обо всех, кто хочет участвовать в этом фильме».

Он настаивает, что его недавнее решение уйти из проекта Гильермо дель Торо «Багровый пик» никак не связано со «Звездными войнами». «Абсолютно нет. Нет, нет, нет, нет. Это никак не связано. [Это] между мной и Гильермо, честно говоря. Мы расстались друзьями, больше мне сказать нечего».

В ближайшем будущем подобные вопросы Камбербэтчу будут задавать часто. Готов ли он на них отвечать, это уже другой вопрос.

Если он хочет стать большой звездой, ему придется на них отвечать, нравится ему это или нет. А сейчас Камбербэтч явно испытывает сомнения по поводу будущего, и неоднозначно относится к перспективе стать звездой, его тянет к менее эфемерным вещам.

«Иногда ты, как актер, ищешь бесконечность», - говорит он. – «Если ты сможешь понять это, если будешь помнить об этом посреди хаоса, то сможешь обрести устойчивость, спокойствие и легкость».

Это лучшая половина Камбербэтча, то, что делает его привлекательным. Но потом он снова переходит в оборону.

Он собирается обратно на площадку – осталось всего лишь несколько дней, чтобы закончить «Шерлока», а потом он улетает в Торонто на показ «Пятой власти», он без обиняков напоминает мне, чтобы я не смел вырезать конец его южно-африканской истории, когда к нему на помощь пришел незнакомый человек.

«[В статье] все приходится сокращать; так полагается», - говорит он. «Но не говорите мне, после того, как я вам все это рассказал, что это для вас не важно, и это не попадет в ваш материал. Потому что для меня это очень важно. Понимаете?».

(c) The Hollywood Reporter

У вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.